» » Честность можно стимулировать слабым электрическим током

Технологии

Честность можно стимулировать слабым электрическим током

 Ранее было показано, что определенный участок правой дорзолатеральной префронтальной коры (пДЛПФК) возбуждается у людей, когда они решают совершить честный, но невыгодный им поступок. Эксперименты, проведенные с использованием двойного слепого метода, показали, что поведение людей можно сделать более честным, если повысить возбудимость нейронов пДЛПФК при помощи транскраниальной микрополяризации, прикладывая анод к правой верхней части лба. Эффект проявляется только в том случае, если речь идет о выборе между честностью и личной выгодой (но не выгодой других людей), и только у тех испытуемых, которые на сознательном уровне считают нечестное поведение в данной ситуации аморальным. Результаты согласуются с предположением о том, что в ходе антропогенеза у людей сформировались специализированные нейронные структуры, отвечающие за просоциальное поведение в ущерб личной выгоде.

Благополучие общества сильнейшим образом зависит от честности людей, то есть от их способности соблюдать принятые (и, как правило, выгодные обществу) правила поведения, даже когда они вступают в противоречие с личной выгодой. Общество далеко не всегда способно контролировать честность граждан, что создает предпосылки для разнообразных проявлений эгоизма и жульничества. Вред, приносимый обществу подобными проявлениями, огромен (например, по данным World Bank Institute, только в США чиновники берут взяток на сумму 1 триллион долларов ежегодно). Часто нас сдерживает риск разоблачения и забота о своей репутации, однако по мере роста анонимности ситуации вероятность затратного просоциального поведения стремительно снижается (см.: В присутствии нарисованных глаз люди ведут себя лучше, «Элементы», 11.03.2011). К счастью, люди порой проявляют честность даже в полностью анонимных ситуациях, когда жульничество заведомо не может быть разоблачено. Похоже, у некоторых из нас действительно есть что-то вроде совести или «морального закона во мне», существование которого так удивляло и восхищало Иммануила Канта.

Феномен честности активно изучается психологами, социологами и биологами (см. ссылки в конце новости). Не вызывает сомнений, что наша честность определяется отчасти культурой (средой, воспитанием), отчасти — эволюционно обусловленными врожденными задатками (см.: Гены управляют поведением, а поведение — генами, «Элементы», 12.11.2008). Впрочем, это лишь общие слова, справедливые едва ли не для всех важных психологических и поведенческих признаков.

О нейрологических основах честности известно немного. Между тем для понимания ее природы и эволюционных корней очень важно выяснить, существуют ли в мозге специализированные участки или нейронные сети, отвечающие именно за эту поведенческую особенность.

Ранее было показано, что выбор между честностью и личной выгодой связан с активностью правой дорзолатеральной префронтальной коры (пДЛПФК) (J. D. Greene, J. M. Paxton, 2009. Patterns of neural activity associated with honest and dishonest moral decisions). Может быть, там и расположен искомый «центр честности»? В таком случае логично предположить, что искусственная стимуляция этого участка коры будет способствовать честному поведению.

Чтобы это проверить, швейцарские и американские психологи воспользовались методом транскраниальной микрополяризации (см. также: Transcranial direct-current stimulation). Метод основан на том, что слабый постоянный ток (в данном случае использовали ток силой 1,5 мА), пропускаемый через голову, повышает возбудимость нейронов под анодом и снижает ее под катодом (рис. 1).

В эксперименте приняли участие 145 добровольцев — студентов Цюрихского университета. Их разделили на три примерно равные группы: опытную и две контрольных. Всем студентам прикрепили к голове два электрода. У первой группы справа на лбу (там, где находится пДЛПФК) был закреплен анод, у второй — катод, а у третьей — «плацебо», то есть электрод, по которому ток в ходе эксперимента не пускали. Второй электрод располагался на темени. Он вряд ли мог повлиять на активность находящихся под ним нейронов, потому что имел большую площадь (рис. 1).

Все студенты должны были выполнить четыре задания, одно из которых было главным, но студенты об этом не знали. Остальные задания давались отчасти для отвода глаз, отчасти для получения дополнительной полезной информации. В течение 30 минут, пока выполнялись задания, через головы студентов из первой и второй групп пропускали ток. Третьей группе ток включали только на две минуты, чтобы они испытали при его включении те же слабые щекочущие ощущения, что и остальные участники. Известно, что за такое короткое время микрополяризация не дает значимых эффектов. Самое главное, что ни испытуемые, ни экспериментаторы, которые с ними работали, не знали, кто из студентов к какой группе принадлежит (двойной слепой метод).

Главное задание представляло собой проверку на честность в ситуации, когда обман, с одной стороны, способствовал личной выгоде, с другой — не мог быть разоблачен. Находясь в изолированном помещении наедине с компьютером, испытуемый должен был 10 раз бросить игральную кость, у которой три грани были покрашены одним цветом, три — другим. Никто не видел результатов броска, кроме самого испытуемого. Один из цветов означал денежный выигрыш для участника (9 швейцарских франков), второй цвет — отсутствие выигрыша. Таким образом, при максимальном везении испытуемый мог заработать 90 франков (немалая сумма для студента), при полном невезении — не получить ничего. После каждого броска испытуемый должен был ввести результат в компьютер. При этом он был волен смухлевать, то есть приписать себе удачный бросок, когда в действительности бросок был неудачен.

Исследователи не могли идентифицировать каждый случай обмана по отдельности, однако они могли статистически оценить общий уровень жульничества. При абсолютно честной игре ожидается биномиальное распределение выигрышей со средним числом удачных бросков, равным пяти. Чем сильнее отклонение реальных результатов от этого «идеала» в выгодную для испытуемого сторону, тем ниже уровень честности в поведении студентов. Данная методика часто используется в подобных исследованиях (см., например: Вера в строгих и всезнающих богов коррелирует с честным поведением по отношению к незнакомым единоверцам, «Элементы», 17.02.2016).

Результаты показаны на рис. 2. 

Рис. 2. Результаты основного эксперимента. A — процент «успешных» бросаний кости в трех группах испытуемых: опытной (Anodal — с анодом над пДЛПФК) и двух контрольных (Cathodal — с катодом над пДЛПФК и Sham — плацебо). Видно, что в двух контрольных группах результат, заявленный испытуемыми, сильнее отличается от ожидаемого при честной игре (50%), чем в опытной группе. B–D — распределение выигрышей, ожидаемое при честной игре (серые столбики) и реальные распределения в трех группах. Рисунок из обсуждаемой статьи в PNAS.

Все три группы студентов явно привирали в свою пользу (все три столбика на рис. 2А достоверно выше критической отметки в 50%, соответствующей полной честности). Однако степень нечестности у двух контрольных групп (катод и плацебо) оказалась ниже, чем у опытной группы (анод). Это согласуется с идеей о том, что активация пДЛПФК способствует честному поведению.

Правда, те студенты, у которых ко лбу был прикреплен катод, привирали не больше тех, кто не подвергался действию транскраниальной микрополяризации (высота столбиков Sham и Cathodal на рис. 2А достоверно не различается). По мнению авторов, это объясняется тем, что снижение возбудимости нейронов под катодом выражено слабее, чем повышение их возбудимости под анодом, а также высоким базовым уровень вранья в изученной выборке: возможно, для того, чтобы поднять его еще выше, требуются более сильные воздействия.

Анализ количественного распределения удачных бросков (рис. 2B–D) выявил любопытную деталь. Доля самых наглых лжецов, заявивших, что все 10 бросков были удачными, оказалась примерно одинаковой во всех трех группах (8–12%; если бы все играли по-честному, такой результат был бы в среднем лишь у одного человека из 1024, то есть 0,1%). Похоже, микрополяризация повлияла лишь на «застенчивых лжецов», которые врали, но знали меру. Группы «анод» и «плацебо» сильнее всего различаются по доле участников, сообщивших о 7, 8 или 9 удачных бросках. Возможно, это значит, что активность пДЛПФК стимулирует совесть только у тех, у кого она есть. Выражаясь более корректно — у тех, в чьей психике в данной ситуации имел место конфликт между мотивами личной выгоды и честности. У кого такого конфликта не было, на того стимуляция не подействовала.

Для проверки этого предположения авторы воспользовались данными, полученными в ходе анкетирования участников эксперимента, которое проводилось сразу после выполнения заданий (эффект микрополяризации в это время еще должен был сохраняться). В частности, испытуемых просили оценить, насколько морально приемлемым они считают обман в задании с бросанием кости. Как и следовало ожидать, те, кто считал такое поведение аморальным, вели себя в ходе тестирования честнее. Интереснее другое: оказалось, что если разделить всех испытуемых на две равные группы по силе осуждения ими нечестности, то положительное влияние микрополяризации на честность выявляется только у той половины студентов, которые сообщили, что считают нечестное поведение предосудительным (рис. 3). Иными словами, если испытуемый не видел ничего плохого в том, чтобы приврать для максимизации своего выигрыша, то стимуляция пДЛПФК не повлияла на его поведение. Напротив, у тех, кто осознавал моральную неприемлемость вранья, данная процедура усилила честность до абсолютного максимума (у этой группы процент заявленных успешных бросков не отличается от ожидаемых 50%).

Рис. 3. Влияние стимуляции пДЛПФК (Anodal) по сравнению с плацебо (Sham) на честность у студентов, считающих, что врать в данном случае допустимо (A, Low moral conflict), и у тех, кто осознает, что это нехорошо (B, High moral conflict). По вертикальной оси — заявленный процент удачных бросков; при полной честности ожидается результат около 50%. Рисунок из обсуждаемой статьи в PNAS

Этот результат подтверждает, что стимуляция пДЛПФК не увеличивает «честность вообще», а лишь способствует решению в пользу честности (а не личной выгоды) моральной дилеммы теми людьми, которые осознают, что здесь вообще есть какая-то моральная дилемма. Кроме того, оказалось, что на сознательные оценки моральной приемлемости обмана микрополяризация не повлияла. Это согласуется с идеей о том, что стимуляция пДЛПФК влияет именно на решение конкретной моральной дилеммы (а не на то, насколько высоко человек ценит честность).

Полученные результаты, в принципе, можно объяснить и по-другому. Например, можно предположить, что стимуляция пДЛПФК делает людей менее корыстолюбивыми, подавляя стремление к материальной выгоде. Чтобы это проверить, авторы проанализировали результаты одного из трех дополнительных заданий. Оно представляло собой игру «Диктатор» (см.: Dictator game): испытуемый должен был решить, какую часть выделенной ему суммы денег он пожертвует на благотворительность. Известно, что люди, неохотно расстающиеся с деньгами в игре «Диктатор», чаще жульничают и в тестах на честность. Это подтвердилось и в данном случае: сумма, пожертвованная на благотворительность, отрицательно коррелировала с числом «удачных» бросков (чем меньше студент пожертвовал денег в игре «Диктатор», тем больше удачных бросков он себе приписал). Однако стимуляция пДЛПФК не оказала достоверного влияния на величину пожертвований. Значит, дело, скорее всего, не в том, что активность пДЛПФК подавляет корыстолюбие. Другие дополнительные задания показали, что стимуляция пДЛПФК, по-видимому, не влияет на склонность к рискованным предприятиям (таким как азартные игры) и импульсивность.

Последний вопрос, на который авторы попытались ответить, состоит в том, связана ли активность пДЛПФК только с решением моральных дилемм, касающихся личной выгоды, или же дилеммы, в которых честность противопоставляется выгоде других людей, тоже входят в сферу компетенции этого участка коры.

Для этого исследователи собрали новых добровольцев (156 человек) и разделили их на две группы: «анод» и «плацебо». Тестирование проводилось по прежней схеме, за исключением того, что в задании с метанием костей весь выигрыш теперь доставался не игроку, а благотворительному фонду. Результаты получились любопытные. Во-первых, оказалось, что студенты мухлюют и в этой ситуации тоже. Не имея с этого никакой личной выгоды, они все-таки приписали себе неправдоподобно много удачных бросков. Общий уровень нечестности был лишь немного меньше, чем в основном эксперименте. Однако микрополяризация на этот раз не повлияла на поведение испытуемых. Таким образом, получается, что в пДЛПФК находится довольно специализированный центр, активация которого избирательно действует именно на решение моральных дилемм, в которых личная выгода вступает в конфликт с честностью.

Полученные результаты можно рассматривать как еще один косвенный аргумент в пользу того, что совесть — явление не «чисто культурное», и что у наших предков в ходе эволюции развились особые нейронные структуры, обеспечивающие предрасположенность к порядочному (просоциальному) поведению. Хотя, конечно, никто не собирается спорить с тем, что среда, культура и воспитание всегда играют важную роль в реализации таких предрасположенностей.

Источник: Michel Andrй Marйchal, Alain Cohn, Giuseppe Ugazio, and Christian C. Ruff. Increasing honesty in humans with noninvasive brain stimulation // PNAS. Published online before print April 10, 2017.


Теги

Похожие новости

Комменатрии к новости

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Написать свой комментарий:

Присоединяйтесь

Science21 — портал о самых горячих технологических трендах и новых технологиях.

Реклама на сайте

Цитата

Процесс научных открытий — это, в сущности, непрерывное бегство от чудес.

(Альберт Эйнштейн)